«США нацелены на захват части территории Сирии».

Владимир Лепехин
Генеральный директор Института Евразийского экономического союза – ЕАЭС, специально для Azeri.Today
В минувшую пятницу в столице Казахстана Астане произошло знаменательное событие: Индия и Пакистан стали полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), присоединившись таким образом к группе стран, лидерами в которой являются Китай и Россия. Замечу, что ближе к вступлению в эту организацию стали Иран и Турция – два реальных лидера мусульманского Ближнего Востока. Налицо оформление мощной евразийской коалиции, объединяющей треть мира и превосходящей западную коалицию во главе с США по большинству параметров потенциала развития.

Напомню, что ШОС – не военный блок и даже не политический союз. Это межцивилизационное объединение, сформированное на основе, прежде всего, географической, экономической и культурной близости (ссылка 1) незападных стран. Вместе с тем, участие тех или иных стран в ШОС в качестве полноправного члена, наблюдателя или партнера обозначает границы этой новой межцивилизационной общности, и они четко указывают на разницу между Западом и Востоком. При этом очевидно, что если государства ШОС намерены (как явствует из документов этой организации) защищать свои культурные самобытность и суверенитет, то данное объединение может в какой-то момент превратиться и в политический союз.
Отмечу также, что решение о принятии в ШОС Индии и Пакистана стало своеобразным ответом данной организации на очередной удар американских военных по подразделениям сирийской правительственной армии в районе города Ан-Тамф в минувший вторник (ссылка 2).
Полагаю, что среди лидеров стран-членов ШОС нет идиотов — тех, кто бы ни понимал, что утверждения представителей Пентагона о защитном характере ударов американских военных по сирийским правительственным войскам, не что иное, как откровенная и наглая ложь.
Первый же вопрос, который возникает в связи с этими ударами, состоит в том, что вообще делают американские военные на территории Сирии без согласия на то законного правительства этой страны. Дамаск оценивает присутствие американских военных однозначно – это агрессия.
США ультимативно потребовали от сирийских военных не приближаться к позициям так называемой Новой сирийской армии, создаваемой Пентагоном, как все давно уже поняли, вовсе не для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ).
Отсюда второй вопрос – почему нельзя договориться с сирийскими войсками о разграничении зон действия – если речь и впрямь идет о борьбе с террористами?
Ответ на этот вопрос дал в пятницу на брифинге Командующий группировкой войск РФ в Сирии Сергей Суровикин. По его мнению, «международная коалиция вместе с подконтрольным США «Союзом демократических сил» вступила в сговор с главарями ДАИШ… Создается впечатление, что под легендой борьбы с терроризмом американцы используют ДАИШ, чтобы оказывать сопротивление продвижению правительственных войск» (ссылка 3).
Еще один вопрос: почему Соединенными Штатами нарушается соглашение о зонах деэскалации в Сирии и в одностороннем порядке вводится такое понятие как «деконфликтная зона», которым маскируется на самом деле оккупированная американскими военными сирийская территория?
И в этом случае, я думаю, ответ очевиден: захват части территории Сирии и есть та цель, которую преследуют сегодня Пентагон и Госдеп.

Стремление к расширению американского присутствия в Сирии становится все более и более однозначным. И это свидетельство того, что стратегия Госдепа на Ближнем Востоке с избранием президентом США Дональда Трампа коренным образом изменилась.
Но в чем разница между нынешней стратегией Вашингтона и той политикой, которую проводили в регионе Госдеп и Пентагон в период президентства Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы?
Разницу эту я вижу, прежде всего, в том, что Госдеп уже мало волнует судьба Башара Асада (ссылка 4) Администрация Трампа нацелена на то, чтобы оттяпать у Сирии кусок территории. Тот самый кусок на юго-востоке Сирии, который граничит с Иорданией и Ираком. Расширение присутствия американских военных на данной территории под предлогом борьбы с терроризмом (ими же и поддерживаемым) необходимо для того, чтобы контролировать самый что ни на есть центр Ближнего Востока.
Присутствие американских военных баз на юго-востоке и востоке Сирии важно на сегодняшнем этапе также для расширения своего влияния среди курдов и оказания давления на Иран, причем – в союзе с израильскими военными и подразделениями НАТО. И я не исключаю, кстати, что занимаемая сегодня войсками США территория в обозримом будущем будет передана Израилю. Возможно, именно в этом состоит долгосрочная цель администрации Трампа на Ближнем Востоке.
Очевидно также и то, что Вашингтон сегодня уже не волнуют заботы Катара, который (совместно с Турцией) хотел нажиться на транзите своего газа в Европу. Посему катарский проект был закрыт; новый же, израильский проект связан со стратегией расчленения мусульманского мира на Ближнем Востоке на три основные зоны: арабско-суннитскую, шиитскую и евразийскую.
Арабско-суннитская зона, согласно замыслу трансациональных кукловодов, должна стать вассальной территорией Запада (англо-саксов), на контроль за шиитской зоной нацелен Китай, ну а Турции предложено самоопределиться по отношению к ЕАЭС и ШОС.
Наконец, еще один мотив Вашингтона лежит в плоскости контроля за реализацией главного на сегодня китайского глобального проекта «Один пояс – один путь». Похоже, США намерены перекрыть путь в Европу из Китая и ЮВА через Иран и Сирию к Средиземному морю (ссылка 5).
Вот почему Китай вышел из тени и, во-первых, дважды в течение последнего месяца делал заявления в защиту Дамаска, а во-вторых, способствовал расширению состава ШОС за счет Индии и Пакистана, рассчитывая на присоединение к этой организации в ближайшем будущем Ирана, Турции и ряда других государств региона, включая Азербайджан.

Источник: Azкeri.Today

Добавить комментарий